Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

погранец

Самое массовое одномоментное убийство в истории человечества

Оригинал взят у visualhistory в Самое массовое одномоментное убийство в истории человечества
Оригинал взят у vikond65 в Токийский холокост



72 года назад, в ночь с 9 на 10 марта 1945 года, стратегическая бомбардировочная авиация США совершила самое крупное одномоментное массовое убийство в истории человеческой цивилизации. В эту ночь 282 тяжелых бомбардировщика В-29 "Суперфортресс" сбросили на столицу Японии 11280 бомбовых кассет AN-M69, каждая из которых содержала 38 суббоеприпасов с напалмом. Итого 451200 зажигательных бомб за два часа упали на город, в основном, застроенный легкогорючими деревянными домами.

Collapse )

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
погранец

Соляной ингалятор Salitair

Salitair - многоразовый соляной ингалятор, который позволяет использовать все природные преимущества спелеотерапии, не выходя из дома. Призванный воссоздать микроклимат терапевтической соляной шахты, Salitair очищает дыхательные пути, помогает избавиться от примесей и улучшить общее состояние здоровья всех органов, участвующих в дыхании.

Применение солевого ингалятора рекомендуется в следующих случаях:

✔ Астмы
✔ Осенней лихорадке
✔ Простудных заболеваниях
✔ Рините
✔ ХОБЛ
✔ Аллергии
✔ Бронхите
✔ Коклюше
✔ Храпа
✔ Эмфиземе
✔ Дыхательных проблемах,вызванных курением

Collapse )

http://and-omron.ru/index.php?route=product/product&product_id=4702
погранец

Как правильно дышать солью и солевые лампы

Если в еде соль обязательно нужно ограничивать, то для легких соли много не бывает. Именно этот принцип лежит в основе профилактики ОРВИ с помощью солевых ламп и соляных пещер.



Что и как лечат при помощи галита (это другое название каменной соли)?

Соляную лампу можно использовать для профилактики бронхиальной астмы, ОРВИ, хронического, обструктивного и астматического бронхита, хронической пневмонии, аллергического ринита и аллергического дерматита. Ею же можно пользоваться при снижении иммунитета.

Дышать морской солью в специальных пещерах – процедура, которая помогает страдающим хронической патологией органов дыхания (бронхиты, астма, поллиноз, риниты, фарингиты, синуситы) быстрее выйти из обострения, снизить дозы лекарств или вообще отказаться от них, почти в 2 раза увеличить период ремиссии.

Как работает солевая лампа?

Плафон лампы состоит из цельного куска галита. С его поверхности под воздействием тепла от электрической лампочки в окружающее пространство медленно, но верно выделяются в воздух ионы и микрочастицы соли.

Ионизированный воздух приобретает ценные целебные свойства и очищается, так как отрицательные ионы каменной соли связываются с положительно заряженными частичками пыли, нейтрализуя их негативное действие.

Collapse )

http://schoolofcare.ru/articles/kak-pravilno-dishat-solyu/
погранец

ртуть, ингуши, осетины и коварные русские

Оригинал взят у molonlabe в О, святая простота!
Как-то раз я повелся на фейк. В комментарии написали про служебных собак, которых хотят усыпить, а я вынес эту ахинею в отдельный пост. Блог я тогда вел без году неделя и развесистую клюкву проглотил, не моргнув глазом. И лишь через какое-то время у меня закрались подозрения. Фейки ведь готовятся так, чтобы проснулись эмоции, которые на какое-то время отключат мозг. И наивных простаков, готовых, заглотить наживку, пруд пруди. Это я к тому, что сегодня утром лезу в интернет почитать новости и обнаруживаю на сайте "Кавказская политика" прекрасное:

Collapse )



погранец

Обращение к Б.Н. Ельцину с просьбой о восстановлении Ингушетии и реабилитации ингушей/Лихачев Д.С.

Оригинал взят у sunja_edu в Обращение к Б.Н. Ельцину с просьбой о восстановлении Ингушетии и реабилитации ингушей/Лихачев Д.С.
В 1906 г., 28 ноября – родился Лихачев Дмитрий Сергеевич в Петербурге. (Умер: 30 сентября 1999 г. )

Выдающийся ученый всесоюзного и мирового значения, гуманист, видный общественный деятель, филолог, историк, философ культуры, академик.

Принимал активное и решающее участие в принятии Закона «О реабилитации репрессированных народов», «Об образовании Республики Ингушетия», «О восстановлении ингушской государственности». Неоценимым Его роль в судьбе русского и ингушского народов была отмечена высшей наградой – орденом «За заслуги» РИ (2006). Одна из площадей столицы Республики Ингушетия названа именем академика Д. С. Лихачева.

погранец

Нейрохирурги ИРКБ выполнили сложнейшую операцию в шейном отделе позвоночника

Оригинал взят у sunja_edu в Нейрохирурги ИРКБ выполнили сложнейшую операцию в шейном отделе позвоночника


Нейрохирурги Ингушской республиканской клинической больницы Китиев Ибрагим Бамат-Гиреевич и Погоров Хаджимурад Мустафаевич выполнили одну из сложнейших операций на шейном отделе позвоночника

"Дискэктомия С2-С3, открытое вправление С2 позвонка, передний межтеловой спондилодез С2-С3 кейджем с дополнительной фиксацией шейной пластиной подчелюстным доступом". Данная операция является одной из самых сложных операций в современной нейрохирургии, трубующее опыта, соблюдение техники, последовательности и методичности. В России такие операции выполняются в ведущих нейрохирургических стационарах.
Пациент (Н). поступил в Сунженскую ЦРБ после ДТП, с диагнозом тяжелая закрытая позвоночно- спинномозговая травма. По указанию министра здравоохранения Арапхановой Марем Якубовны в срочном порядке был переведен в ИРКБ 23.10.2014 г. После дообследования был выявлен нестабильный переломо-вывих C2 позвонка. При такой травме требуется срочная операция, в противном случае позвонки могут сместиться, сдавить спинной мозг со всеми вытекающими последствиями. После совместного обсуждения была принята оптимальная хирургическая тактика. Подобного рода операции требуют соответствующего анестезиологического пособия , врач анестезиолог - реаниматолог Курскиев Адам Хусейнович, отлично справился с поставленной задачей ! Операция прошла успешно. Через пару дней после операции пациента поставили на ноги. Без какого либо неврологического дефицита. Конечно потребуется реабилитация,но нейрохирурги выполнили поставленную перед собой цель. Ведущие нейрохирурги г. Москвы на очередном заседании нейрохирургов дали высокую оценку проведенной операции и пожелали успехов и уважения нашим специалистам.
Китиев Ибрагим Бамат-Гиреевич прошел обучение в Новокузнецкой нейрохирургической клинике ГИДУВа, где проходил ординатуру по нейрохирургии. "Зарекомендовал себя грамотным, ответственным, и творческий развитым специалистом" говорит д. м. н. профессор, заведующий кафедрой нейрохирургии Новокузнецкого государственного института усовершенствования врачей Луцик А. А.
Погоров Хаджимурад Мустафаевич врач - нейрохирург. Прошел обучение в Российской медицинской академии последипломного образования на базе НИИ нейрохирургии им акад. Н.Н. Бурденко под руководством Г.Г. Шагиняна и О.Н. Древаля. В нейрохирургии особый интерес проявляет к нейроонкологии.
Стоит отметить, что эти специалисты работают под руководством замечательного травматолога-хирурга Таутиева Насрудина Хасановича.
И если вчера, пациентам с такими тяжелыми травмами требовалась лечение в иногородних условиях, то с некоторых пор эта необходимость пропала ввиду появления молодых специалистов !
Руководство ИРКБ может гордится своими специалистами.


погранец

женщина с членом

Оригинал взят у nstarikov в Когда человека не будет (18+)

За постоянным бегом времени важно четко понимать тенденции и направление движения. Движение человечества. Куда оно идет? Куда его направляют те, кто моделирует и организует политические и социальные процессы на планете. Если будем понимать куда «катят мир», тогда каждый из нас сможет поддержать добро, и постараться противодействовать злу.

Проблема в том, что зло научилось маскироваться. Оно активно выдает себя за добро. Но поскольку является злом, то последствия его действия добра не несут никогда.

Поддержал тех, кто кидает бутылки с бензином и стреляет в полицейских на Майдане? А ведь говорили, что это добро. Что это хорошо и правильно. Что это поможет приблизить мечту, которую «украл» Янукович.

Поддержал. Помог. И вот результат – убиты сотни людей, сотни ранены. Гражданская война на пороге. И того, кто помогал «бороться за свободу» … призывают в армию. А там повернуться ситуация может по-разному…

Или другой пример: считаешь, что Кончита Колбаса (Вурст), победившее на Евровидении  есть всего лишь забавный курьез. Шутка. Артистизм. Путь к самовыражению. Ничего страшного…

Нет, это лишь первый шаг по лестнице вниз. А что будет дальше, вы можете увидеть. Прямо сейчас. Но я предупреждаю, что это не просто 18+. Это не просто нельзя смотреть детям. Это за гранью.

За гранью добра и зла.

Я получил письмо от моего читателя Александра из Австрии.

Когда человека не будет


Collapse )

Оригинал размещён в моём блоге.

погранец

крымско-татарский нацизм

Оригинал взят у awas1952 в Вынесено из комментариев
whycolor 2014-05-17 13:41:21

О реальных опасностях

Самое время задуматься о реальных опасностях для России, которые наши «друзья» сейчас копируют и переносят с Украины в Россию.

1. Ошибка Путина с тезисом о реабилитации конкретного народа.

2. Обещание Путина сделать каждого представителя этого народа хозяевами на своей земле.

---

1. Как это мы до сих пор сотрудничаем с немцами, не реабилитировав этот народ?

Ответ простой: мы сотрудничаем с потомками, а не с предками. Народ, немцы, это не только список живущих сейчас людей, а представленная во времени череда живых и мёртвых, их поколения. Если деды сегодняшних немцев зверствовали над гражданским населением СССР, а значительная часть того поколения внутри Германии поддерживала русский Восточный фронт, то их внуки, сегодняшние немцы, всего этого не совершали. Следовательно, внуки реабилитации не подлежат. Нет факта преступления, нет обвинения, следовательно, невозможна реабилитация по обвинению.

Правило мы здесь используем простое: сын за отца не в ответе, а отец за сына — в ответе.

Реабилитация возможна только в отношении конкретного лица, только за что-то конкретное, и снимает неправильно установленную конкретную вину. Если вина лежит на дедах, то и реабилитация возможна только этих дедов. Обсуждать можно с потомками реабилитацию по факту тех событий, в которых участвовали их деды. Немцы хотят второго Нюрнберга? И хотя они очень нервно воспринимают наши парады 9-го мая, вопрос реабилитации немецкого народа не ставился никогда. Хотя теоретически, реабилитация их дедов-извергов теоретически возможна, если ошибочны заключения Нюрнбергского процесса. Но иметь хорошие отношения с сегодняшними немцами возможно, и по факту так и есть, без упоминания «реабилитация немецкого народа». Просто потому, что она невозможна для целого народа по определению народа.

Обратимся к крымско-татарскому народу. Придерживаясь тех же оснований, спросим, как же так? Немецкий народ «реабилитировать» нельзя — одновременно, мёртвых предков и живущих потомков — это логическая бессмыслица. А крымско-татарский — можно? Потомков реабилитировать бессмысленно, они ничего не совершали в прошлом. Следовательно, осмысленно говорить, что делали их предки, мы ведь их реабилитируем? Но если мы не беспринципны, тогда давайте обсуждать и реабилитацию гитлеровцев.

Ошибка тезиса у Путина заключена в неполном высказывании. Вместо урезанного оборота речи «реабилитация народа» необходимо в тезисе утверждать развёрнуто, о «реабилитации народа за что-то фактически совершённое, в чём он, народ, как сегодня установило новое расследование, на самом деле не виновен». Но такой развёрнутый тезис сам за себя говорит, что обвинён был народ, и выше показано что бессмыслица. Вдобавок, чтобы реабилитировать субъект «народ», необходимо найти документ, где обвиняется именно субъект «народ». Но и такого документа нет и быть не может. Что же тогда протащили под тезисом «народ реабилитирован»? Реабилитирован коллаборацианизм с гитлеровцами.

2. Нацизм украинцев построен на понятии «хозяин на своей земле». Только украинец имеет право быть хозяином. Но ведь понятие «хозяин» комплементарное на множестве всех живущих к нехозяевам. Это известное противоречие, когда про всех утверждают что-то одинаково: все внутри «одинаково богаты» означает равносильное «одинаково бедны>>. Таким образом, исключив гостей в стране и утверждая без противоречий, что в стране есть прирождённые хозяева, мы выводим, что там же есть прирождённые работники и слуги. Бандеровцы дословно именно это пишут в своих программах. Неукраинцы, по их мнению, имеют право на жизнь, и к ним относятся толерантно, если они признают хозяев-украинцев. Если неукраинцы не признают их хозяевами, то это враги, подлежащие либо уничтожению, либо принуждению.

Нацизм это лишь идеи, в словах. Исламизм — это идеи. Банкстерство — тоже идеи. Фашизм уже не слова, это ситуация, когда нацисты, или исламисты, или банкстеры захватывают власть, чтобы получить в свои руки государственный репрессивный полицейский аппарат и армию.

У украинцев нацизм развился из попыток найти какие-то основания для назначения себя хозяевами в стране. Если европейцы считали себя вправе что угодно творить в колонизованных странах на основании удобной им выдумки «теория рас», то украинцы, причисляющие себя к европейцам, также постарались выдвинуть свою расовую теорию. С одним отличием от европейцев. Почитание себя высшей галактической расой не основывалось на достижениях в области человеческого, научного или прекрасного. Оно основывалось на мнимой жертвенности украинцев. И голодом-то их морили, и украинство им запрещали, а все кому не лень вокруг их только гнобили и унижали. А Украина, святая земля, надо же, ще не вмерла. Понимаете, какие вокруг наших украинцев, оказывается, все нелюди и варвары? На фоне всех этих зверских оккупантов и лютых захватчиков любая группа людей — даже воровская банда или экстремисты — будет выглядеть достойнее уважения и сожаления, чем их палачи.

А разве не в эту дуду наигрывают известные лидеры крымско-татарского народа? Фактически украинцами запущен процесс-клон нацизма украинского образца в Крыму, быстрого формирования ещё одной жертвенной народности, крымско-татарской. Аналитиками в Кремле кровавые последствия нацистского майдана не предсказаны, это очевидно. Всё делается по ходу дела.

То же самое назревает в российском Крыму. Все признаки уже наличествуют. Непонимание, что это клон украинства, ведет к недооценке опасностей. Конечно, персонажей вроде вялого овоща-януковоща там не будет. Тем не менее всё идет по майданному сценарию. И очень стремительно.

---

Как это всё в основе исправить, чтобы не бороться со следствиями

В основу следует положить равенство — или что то же самое, справедливость. Каждый народ или народность имеет равные права с другими.

Если это положить в основу, то, например, тезис о реабилитации названных неправильно преступниками должен по справедливости быть уравновешен тезисом о судьбе их жертв. Для участников коллаборационизма, например, из крымско-татарского народа, фактически, это стало бы отдельным «нюрнбергским» процессом.

Далее, равенство в языковых требованиях — на примере Украины и Крыма. По справедливости, или по принципу равенства, мы должны предоставить равные возможности для носителей любого языка. Если человек желает получать высшее техническое образование на крымско-татарском языке, то пусть берёт учебники на крымско-татарском языке и ищет специалистов на этом языке. Несправедливо заставлять русских или украинцев в Крыму печатать им учебники и готовить им специалистов. Пусть сами развивают свою науку, переводчиков, создают свои научные школы, совершенствуются, копят научные труды, бережно сохраняют свои библиотеки, развивают методики преподавания, опробуют их пару десятилетий, и т.д. Равные возможности — это предоставление на равных условиях ресурсов для этого. Например, помещений — как для русскоязычных вузов, так и для крымско-татарских. И если в крымско-татарских будет недокомплект, то на принципе равенства им не следует занимать помещения, пользоваться скидками на академическую деятельность, и объявлять высшей школой. Сначала следует накопить интеллектуальную базу, и затем создать.

С другой стороны, можно выделить такой общий принцип права: пользование родным языком в обмен на согласие подчиняться законам государства и общества. Общество не должно ограничивать одних и предоставлять преимущество другим, если все равным образом согласились с этим принципом. Ограничение возникает именно в отношениях с государством. Известно, что человек больше тратит усилий, составляя судебные иски, заявления, ведя деловую документацию и заполняя формуляры, обращаясь к кодексам и нормативам государства, … если он вынужден переводить на свой язык термины из неродного языка, осмысливая и сравнивая понятия, стоящие за ними. Следовательно, если существует внутренняя практика деловодства на каком-то языке, то к этой практической стороне жизни должен быть создан интерфейс у государства. Официальный язык.

погранец

украинский Излом

происходящее на украине — это прививка от европейства всем русским: всем великороссам, белороссам и малороссам

человеку с происхождением "папа-турок, мама-грек, а я русский человек" украинский излом не понятен и не трогает его душу — ибо только исторические славяно-финно-угорские корни будят русскую кровь!

абы кто русским быть не может!
погранец

Спасение русского генофонда. Часть 1.

Генофонд в королевстве кривых зеркал - В чём «благополучие» генофонда? - Три лика структуры генофонда - Подразделённость - Портрет - География - Три опасности, грозящие генофонду - Смешение - Болезни - Депопуляция - Лекарство - Кому его назначить - Сёла и малые города - «Исконный» ареал - Всем, не взирая на лица, нации и прописки - Каждому генофонду по дотации

Географы не только любуются различиями и сокрушаются, что по мере всеобщей унификации и стандартизации исчезает предмет их науки; они полагают, что само по себе пространственное разнообразие земного мира — важный ресурс, а уменьшение разнообразия — это регресс, деградация, энтропия, гибель.
Б. Б. Родоман

Вопросы динамики, деградации и стабильности генофонда даже специалисты признают не вполне ясными. Но интересуют они многих. Стоит ли удивляться, что при их обсуждении в широком кругу часто смешиваются разные понятия? Или молчаливо предполагаются причинно-следственные связи между вещами несопоставимыми. Или реально существующие связи упрощаются настолько, что они становятся уже нереальными. Генетика - уважаемая наука, и многие в спорах об истории, политике, общественных проблемах прибегают к генетической аргументации. К сожалению, эта аргументация часто недостаточно обоснованна, а бывает, что и просто неверна. В этом разделе мы попытались обрисовать то, как с точки зрения самой генетики можно увидеть эти проблемы.

На протяжении всей книги мы обращаемся только к научному мышлению читателя. Мы предлагаем факты и ищем чисто научные пути их анализа. Это не модно. Это не соответствует стилю быстрого потребления - но полуфабрикаты вредны для здоровья. Мы ограничивали себя строгими рамками научного мышления. И здесь мы не изменим этому правилу.
Поэтому сразу разочаруем читателя, надеющегося, что хоть в конце книги мы заговорим человеческим языком и в двух словах объясним, наконец, что за беда случилась с русским генофондом. Напротив, именно здесь мы особенно последовательно попытаемся отсеять блёстки непродуманных мнений и попробуем, следуя строгому духу науки, нащупать те пути, на которых можно найти научные ответы даже на «популярные» темы.

[Spoiler (click to open)]ГЕНОФОНД В КОРОЛЕВСТВЕ КРИВЫХ ЗЕРКАЛ

Популярность генофонда растёт с каждым годом. Но любой научный термин, пустившийся в свободное плавание, обрастает, как днище старого корабля, бесчисленными чужеродными телами, примкнувшими к нему за время плавания в чужих водах. И представления о генофонде порой оказываются неузнаваемыми в отражениях королевства кривых зеркал. Не беря на себя смелость оценить их, мы всё же дадим некоторый обзор этих отражений науки во мнении общественности. Это поможет каждому из нас увидеть, какие именно мифы незаметно пристали к днищу его собственного корабля. Следуя учёной традиции, составим табличку (табл. 10.4.1.), где в одной графе приведём мнения о генофонде (найденные в Интернете по запросу «генофонд»), в другой графе - положение этого типа мнений в классификации, и в последней - наши комментарии.

Поразительно, не правда ли? Даже из этой небольшой таблички хорошо видно, что когда слово «генофонд» произносят не ученые, они имеют в виду не генофонд, а нечто совсем иное. Чаще всего имеется в виду культура народа, его традиции, особенности «национального характера», то есть понятия чисто гуманитарные, этнографические, а вовсе не биологические. Или же могут иметься в виду демографические понятия: численность населения, его возрастная или сословная структура. Например, сколь часто мы слышим: «лучшая часть русского генофонда исчезла с эмиграцией русского дворянства». Но наука не делит генофонд на «лучшую» часть и часть «похуже». Такое деление придумывает антинаука — расизм и евгеника.

Генофонд - понятие не культуры и не демографии, генофонд - это абсолютно реальный биологический объект, который хотя и меняется под воздействием сдвигов в социуме, но со своей стороны не меняет социум. То есть генофонд или находится в страдательном залоге, или (чаще всего) вовсе ни при чём.

Например, если бабушка твёрдо следовала устоям и лучшим образцам русской культуры, удачно сочетая моральную строгость Домостроя с шедеврами русской словесности и балета, а её внучка предпочитает безвкусицу в одежде, сленг в речи и беспорядок в жизни (да не подумает читатель, что для авторов этот образ что-то иное, чем генетический пример!), то здесь можно огорчаться или радоваться - в зависимости от личных взглядов, можно призывать к сохранению традиций, или же призывать порвать с нелепым консерватизмом... Единственное, чего делать никак нельзя - нельзя упоминать при этом «генофонд». Нельзя забывать, что генофонд при этом не изменился ни на йоту - ведь у этой внучки из «поколения пепси-колы» митохондриальная ДНК точно та же, один в один, что и у её бабушки из «поколения Лебединого озера». То есть все эти культурные изменения не коснулись генофонда!

Может возникнуть вопрос - а раз генофонд не хранит в себе культуру и традиции народа, то стоит ли такой генофонд сохранять? Авторы будут считать свою задачу выполненной, если читатели заинтересуются этим вопросом. Понимание того, что сохранение генофонда и сохранение культуры - понятия, слабо связанные между собой, осознание того, что решать эти проблемы следует раздельно - уже половина пути к ответу на поставленный вопрос. Нам остаётся повторить, что не науке, а обществу решать, что заслуживает сохранения. А наша наука может лишь указать, какие действия способствуют, а какие - бесполезны в деле сохранения биологического, генетического (а не культурного!) фонда народа.

В ЧЕМ ОТРАЖЕНО «БЛАГОПОЛУЧИЕ» ГЕНОФОНДА?
Итак, генофонд - это вовсе не то, что о нём говорят. Генофонд - это совокупность генов популяции (а один из уровней популяции человека - это народ). Эта совокупность генов, необходимая для существования популяции, изменчива и динамична, и эти изменения сказываются на самых разных сторонах жизни популяции. Поэтому зададимся вопросом: а какие опасности могут грозить генофонду? Что можно считать полезным, а что вредным для генофонда, что важным, а что несущественным?

Когда об этом заходит речь, то чаще всего называют наследственные заболевания и сокращение численности населения. Оба симптома неблагополучия объективны и интуитивно понятны. Гены наследственных болезней - это, несомненно, часть генофонда, и если их становится всё больше и больше, то это, с позиции здравого смысла, может сигнализировать о неблагополучии генофонда. Численность населения - если она снижается, то генофонд начинает непредсказуемо меняться под действием дрейфа генов (с точки зрения здравого смысла это скорее плохо, чем хорошо), а если численность становится ниже критической, то популяция исчезает, а значит и её генофонд тоже. Итак, у нас есть два свойства популяции, тесно связанные с сохранением её генофонда: численность популяции и частота в ней наследственных болезней. Но в чём состоит и как проявляется эта тесная связь? Можно ли в терминах численности и наследственных болезней говорить о деградации, или же, напротив, о сохранности генофонда? Давайте попробуем найти научный ответ на эти вопросы.

С точки зрения науки о генофондах - популяционной генетики - «индивидуальность», «суть» каждого генофонда заключена в его структуре. Как в сказке о Кощее Бессмертном - в глаза бросаются и дуб, и сундук, цепями к нему прикованный. Бросается в глаза то, что очевидно и что лежит на поверхности. Но всё же заветная «суть» бессмертия таилась в хрупком яйце и почти невидимом конце крошечной иглы. Именно здесь - в сохранении или разрушении этой тонкой структуры генофонда и таятся, на наш взгляд, гарантии его сохранения и опасности его разрушения. Но как эта структура генофонда связана с нашими интуитивными критериями
- численностью населения и его наследственными болезнями? Попробуем разобраться.

Сначала договоримся о терминах. Главным популяционно-генетическим критерием состояния генофонда мы будем считать стабильность его структуры. Сохранение структуры генофонда - будет означать его собственную сохранность, а её разрушение - деградацию генофонда.

Мы не будем давать определения структуре генофонда - все определения сухи и самодовольны. Но ведь недаром в этой книге мы только тем и занимались, что выявляли структуру разных генофондов. Поэтому читатель знает, что о структуре генофонда нам рассказывают, во-первых, характер его подразделённости на субпопуляции и степень их изоляции (см. например сказку об изолах и миграх). Во-вторых, «генетический портрет» популяции: спектр аллелей и их частоты. В-третьих, пространственная изменчивость генофонда.
Это и есть три «лика» структуры генофонда. Для простоты рассмотрим их на примерах, прежде чем перейти к оценке благополучия генофонда.

ТРИ ЛИКА СТРУКТУРЫ ГЕНОФОНДА

ПОДРАЗДЕЛЁННОСТЬ. Первый показатель структуры генофонда - подразделённость на субпопуляции. Мы в каждой главе рассматривали этот показатель различий между популяциями и на картах, и в обычных статистических сравнениях. Ярче всего он отражён в оценках гетерогенности генофонда. Например, мы только что смотрели - кто «гетерогенней»: русские, англичане или эвенки? И оказалось, что генофонды англичан и датчан подразделены слабо, а у эвенков и тофаларов величина различий между популяциями огромна (глава 5). Однако подразделённость сказывается не только на популяционном, но и на «индивидуальном» уровне - генетических различий между индивидами внутри популяции, её гетерозиготности. Например, Ю. П. Алтуховым с коллегами [Алтухов и др., 1997] убедительно показана связь подразделённости популяции и поддержания баланса гомо - и гетерозигот на оптимальном уровне. Поэтому и гетерогенность генофонда, и его гетерозиготность могут многое поведать о состоянии структуры генофонда.

«ГЕНЕТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ». Примером второго, более привычного взгляда на структуру генофонда может служить «генетический портрет» саамов по полиморфизму митохондриальной ДНК (рис. 10.4.1.) [Tambets et al., 2004]. Этот народ, говорящий на языке уральской лингвистической семьи, населяет север Фенноскандии и вызывает неослабный интерес исследователей своеобразием антропологического облика и резкими генетическими отличиями от остального населения Европы. Митохондриальный портрет саамов очень беден красками - более 80% всех мтДНК относятся лишь к двум гаплогруппам (рис. 10.4.1.). Причём эти гаплогруппы являются не «уральскими», а «западноевропейскими». Что может рассказать о структуре генофонда такой его портрет? Ответ недавно получен: эти гаплогруппы были принесены первыми поселенцами из Западной и Центральной Европы [Tambets et al., 2004]. Окраинное положение и малая численность предковой популяции привели к интенсивному дрейфу генов: большинство гаплогрупп были утрачены, а две оставшихся встречаются со столь высокой частотой, как нигде более. Иными словами, даже столь необычный портрет генофонда можно изучать в терминах обычных популяционных механизмов и получать ответы о структуре генофонда.

ГЕОГРАФИЯ ГЕНОФОНДА. Третий - пространственный, географический - лик структуры генофонда можно видеть на примере Кавказа [Балановская и др., 1999]. Серия карт распространения отдельных генов обобщена итоговой картой первой главной компоненты изменчивости генофонда Кавказа (рис. 10.4.2). Оказалось, что практически все северокавказские популяции характеризуются сходными значениями компоненты (тёмные тона - первый экстремум компоненты). Популяции за Большим Кавказским хребтом также сходны друг с другом, но значения у них совершенно иные (светлые тона - второй экстремум компоненты). Карта показывает, что промежуточные (нулевые) значения компоненты тянутся узкой лентой, следуя изгибам Большого Кавказского хребта. Причём в самих генетических картах географические преграды никак не заложены - пространство предполагается совершенно ровным, и гены могут растекаться по нему равномерно во все стороны. Но вопреки этому на карте генофонда Кавказа географические преграды проявились! Это означает, что карта обнаружила структуру генофонда. И мы можем сделать заключение о ней: структура генофонда Кавказа определяется горным хребтом, генетический рельеф генофонда - рельефом земной поверхности.

СТРУКТУРА ИЗВЕСТНА. НО СТАБИЛЕН ЛИ ГЕНОФОНД?

Эти три примера иллюстрируют обычную ситуацию, когда в результате популяционных исследований структура генофонда объективно и детально изучена. Однако полученные ответы лежат в иной плоскости, нежели вопросы безопасности, стабильности, сохранности, благополучия или же разрушения генофонда. Мы знаем структуру генофонда, но как нам её интерпретировать, как решить, «благополучен» генофонд или же нет?

Положим, уровень подразделённости ещё кое-как можно считать показателем стабильности, хотя для этого надо его сравнить со «стандартами» данного региона. Но следует ли рассматривать обеднённость структуры генофонда саамов как негативное явление или же в нем можно видеть результат успешной адаптации? Зная, казалось бы, весь «генетический портрет» - как решить, хорош он или плох для генофонда? А в случае генофонда Кавказа главная закономерность, очевидно, и вовсе нейтральна, как бы ни оценивать «благополучие» генофонда - в демографических или же в медицинских терминах. То есть география генофонда вообще не имеет ни положительной, ни отрицательной окраски.
Как же отыскать связь между структурой генофонда и тремя угрозами стабильности генофонда - разрушением этой структуры, генетическим грузом и численностью населения? Для этого стоит взглянуть на те популяции, где изучены все три параметра: структура генофонда, наследственные болезни и динамика численности.

ТРИ ОПАСНОСТИ. ПОДСТЕРЕГАЮЩИЕ ГЕНОФОНДЫ

Итак, теперь у нас есть все три симптома, которые могут сигнализировать о неблагополучии генофонда. Первый симптом - разрушение структуры генофонда. Это ведомство геногеографии. Второй симптом - наследственные заболевания. Их изучает медицинская генетика. Третий симптом - сокращение численности. Это уже область демографии. Присмотримся же к тому, связаны ли эти три симптома и действительно ли они говорят о неблагополучии генофонда?

Для простоты мы рассмотрим три примера - три генофонда. И для каждого попробуем оценить все три симптома. Зададим всем трём генофондам одни и те же вопросы. Каково «состояние здоровья» структуры генофонда - устойчива она или разрушается? Каков груз наследственных болезней? Какова демографическая ситуация? Наша задача - выяснить, какие причинно-следственные связи существуют между всеми тремя факторами: структурой генофонда, грузом наследственных болезней и демографией. Это и будет научный ответ на вопрос о том, что считать деградацией генофонда, разрушается ли генофонд или устойчив к потрясениям.

В качестве нити в лабиринтах поиска научных ответов, сразу забежим в конец и скажем читателю основной вывод. Связь между генофондом, наследственной патологией и демографией реально существует. Но эта связь неоднозначна, и для разных генофондов различна. Упрощать эту связь, подменять общее частным, придавать одному из аспектов этой связи силу всеобщего закона - очень опасно.

ГЕНОФОНД ШАПСУГОВ:

Демография - «плохо».
Заболеваемость - «плохо»,
Генофонд - «отлично».


Уникальным примером такой всесторонне изученной популяции являются шапсуги, одно из подразделений адыгейцев Северного Кавказа [Балановская и др., 1999, 2000; Почешхова, 2004].

ДЕМОГРАФИЯ. Демографические изменения, произошедшие с этим народом, можно назвать драматическими. До присоединения к России Северо-Западный Кавказ населяли главным образом адыги (черкесы), которых насчитывалось более двадцати племён общей численностью 1-4 млн. человек [Берже, 1858 (1992); Щербина, 1910; Хотко, 2001]. Присоединение к России - Кавказская война - продолжалось более ста лет. Это было покорение региона, все мужчины которого носили оружие. Гражданского населения не было, и поэтому сокращение численности в результате военных действий было драматическим.

Когда Кавказ был окончательно покорён, всё его оставшееся население рассматривалось как «неблагонадёжное». Поскольку оно номинально было мусульманским, им было предложено эмигрировать в Турцию. Тех же, кто не захотел уезжать, переселили на равнину.

Мы рассмотрим генофонд одного племени - шапсугов, которое ранее было самым многочисленным - более трёхсот тысяч человек. Они населяли горы от побережья Черного моря до Кубани. После войны шапсуги были переселены на равнину, в низовья Кубани. Но потом им было разрешено возвращаться, и часть вернулась на побережье. С тех пор шапсуги разделены на две группы - причерноморские и прикубанские. Эти две группы, разделённые Кавказским хребтом, занимают два небольших «оазиса» на окраинах прежнего ареала. Их общая численность - лишь десять тысяч человек, и они не смешиваются с окружающим населением.

Итак, на эту популяцию обрушились почти все мыслимые демографические потрясения: сокращение численности, массовая эмиграция, и вдобавок насильственное переселение. Что же можно сказать о реальных изменениях, которые произошли в генофонде?

ГЕНОФОНД. Благодаря небольшой численности шапсугов удалось провести тотальное изучение всего народа, причём собраны генеалогические данные на глубину шести поколений [Почешхова, 2004; Балановская и др., неопубликованные данные]. Это позволяет ретроспективно рассмотреть динамику генофонда (рис. 10.4.3.). Структура современного генофонда шапсугов, выявляемая картой первой главной компоненты, обнаруживает резкие отличия между прикубанскими и причерноморскими шапсугами. Карты генофонда, существовавшего два, три, четыре и пять поколений назад, оказались практически идентичны современному. Карта генофонда, существовавшего шесть поколений назад, наиболее интересна: она показывает, каким был генофонд до демографических потрясений. Отличия этой карты от современности оказались столь невелики, что можно констатировать: структура генофонда шапсугов сохранилась.
Таким образом, даже мощные демографические потрясения не привели к деградации структуры генофонда.

ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ. Однако кроме демографического аспекта у нас есть и второе понимание негативных процессов в генофонде. Как же обстоят дела с наследственной патологией у адыгейцев?
Таблица 10.4.2. показывает, что груз наследственной патологии у адыгейцев в два раза выше, чем у русских популяций, проживающих в том же регионе. Но свидетельствует ли это о неблагополучии генофонда адыгейцев?
Нет, поскольку несколько больший фон наследственных болезней (несколько - потому что у северных русских он практически такой же) - это свойство подразделённых популяций. Но та же подразделённость популяции обеспечила устойчивость структуры генофонда и позволила народу сохранить свой генофонд.

Обратная сторона подразделённости - повышение случайного инбридинга. Но чем выше инбридинг, тем выше груз наследственных болезней (табл. 10.4.2.). Небольшая численность популяций и изоляция формируют такую структуру генофонда, которая повышает вероятность «встречи» вредных рецессивных аллелей, образуя гомозиготы, и тем самым повышая частоту наследственных болезней. В неподразделённых популяциях эти мутации находятся в скрытом виде. (Но, не проявляясь, вредные мутации в таких популяциях накапливаются.) А в подразделённых популяциях они проявляются в виде болезней (хотя постепенно популяция «очищается» от вредных мутаций). Такая «подразделённая» структура является для человека нормой - по крайней мере, она была характерна для популяций человека практически на всём протяжении их истории.

Итог обследования генофонда адыгейцев: БЛАГОПОЛУЧЕН! Даже мощные демографические потрясения и несколько повышенный (в сравнении с окружающими русскими популяциями) груз наследственных болезней не привели к деградации структуры генофонда.

РУССКИЙ СЕВЕР:

Демография - «хорошо»,
Заболеваемость - «плохо»,
Генофонд - «отлично».


В таблице 10.4.2. мы видели, что южная русская популяция характеризуется очень низким инбридингом (и грузом наследственных болезней). Однако в другой, северо-восточной русской популяции и груз, и инбридинг выше.

Карта случайного инбридинга для русского генофонда (раздел 7.6.) может служить прогнозом груза рецессивной патологии. Карта показывает, что уровень инбридинга возрастает к востоку и северу, т. е. к территориям с более редким и изолированным населением. Рассмотрим генофонд этих северных территорий, неблагополучных с точки зрения наследственной патологии.
Формирование населения Русского Севера связывают с новгородской и ростово-суздальской (низовой) колонизацией. Впоследствии, именно Русский Север оказался своеобразным этнографическим «заповедником» - например, практически все былины были записаны на Русском Севере. Как ни странно, но нигде ни на Украине, ни в южных или центральных русских губерниях не сохранились былины ни о богатырях, ни о князе Владимире Красное Солнышко. Даже былины «киевского цикла» были записаны на севере. Предполагается, что некогда былины сказывались повсеместно, но во времена татаро-монгольского ига были забыты. Только на Севере сохранилась былинная традиция. Подобно тому, как на Русском Севере произошла консервация культурной традиции, одновременно, как мы увидим, произошла и консервация генофонда. А «консервация» - это же и есть «сохранение».

На рис. 10.4.4. приведены данные по митохондриальному генофонду северных русских в сравнении с населением центральной России. Можно видеть, что на севере исчезает целый ряд гаплогрупп. На нашем графике мы видим общерусскую «гребенку» гаплогрупп (какой она была изначально во всех русских популяциях), и современную северную «гребенку с выломанными зубьями» - из-за дрейфа северные русские потеряли «зубчики» многих гаплогрупп. По всей вероятности, с северными русскими происходили те же процессы, что и с саамами - небольшие группы колонистов приходили, и вследствие случайного дрейфа генов, теряли часть разнообразия.

Однако если предки саамов пришли на пустые земли, только что освободившиеся из-под ледника, то новгородцы пришли на земли, где уже жили финно-угорские племена. И на «гребенке» северных русских мы видим два новых зубчика, нетипичных для остальных русских популяций. Зато именно эти гаплогруппы А и D встречаются у финно-угорских народов. Наличие этих гаплогрупп у северных русских вызвано генетическим вкладом дославянского населения.

По современному генофонду Русского Севера мы только что смогли прочитать его историю. Это, во- первых, переселение русских популяций из более южных территорий (поскольку в общих чертах северный генофонд воспроизводит общерусский). Во-вторых, немногочисленность населения (поскольку мы видим следы сильного дрейфа генов). И, в-третьих, смешение с автохтонным населением (наличие «финно-угорских» гаплогрупп). А раз в структуре генофонда до сих пор записана его история, значит, эта структура генофонда достаточно стабильна.
Итак, генофонд Русского Севера определяется русской колонизацией, то есть событиями семисотлетней давности. Где же последующие влияния? Мы не видим их следов. Если бы они были значительны, то на севере появились бы все те гены, которые часты в Центральной России. Следовательно, генофонд Русского Севера можно рассматривать как пример стабильного генофонда, доныне сохранившего свою структуру.

Итак, по показателю «стабильность структуры генофонда» Русский Север вполне благополучен. Но этот пример вновь вскрывает противоречие с интуитивными «критериями благополучия», поскольку сохранение структуры генофонда сосуществует с высоким уровнем инбридинга и, следовательно, груза наследственной патологии.
Итог обследования Русского Севера: благополучен! Высокий (в сравнении с другими русскими популяциями) груз наследственных болезней не привёл к деградации структуры генофонда.

ГЕНОФОНД НАСЕЛЕНИЯ КАЗАХСТАНА:

демография — «хорошо»,
заболеваемость — «хорошо»,
генофонд - «заменён».


Пример с адыгами-шапсугами показал, что структура генофонда может сохраниться даже при демографической катастрофе. А пример Русского Севера свидетельствует, что и высокий инбридинг не означает деградации генофонда. Может показаться, что генофонд выживает всегда. К сожалению, это не так.

Возможна и обратная ситуация: не сохранение, а напротив, полное разрушение или же «замена» генофонда, которые не сопровождаются ни депопуляцией, ни ростом патологии. Рис. 10.4.5. показывает, как на протяжении веков возрастала доля монголоидного компонента у древнего населения Казахстана [Исмагулов, 1982], и генофонд, который был изначально полностью европеоидным, на три четверти заменился монголоидным: исходный генофонд практически исчез без каких-либо демографических и медицинских симптомов неблагополучия. Конечно, эта история давняя (ей около двух тысяч лет), и - особо подчеркнём - мы говорим не о генофонде современного Казахстана, не о казахах, а о древнем населении региона, лишь в какой-то мере соотносящегося с границами современного Казахстана.

Итог обследования генофонда древнего населения Казахстана: исчез - заменён другим! Демография - в норме. Заболеваемость - в норме.

Конечно же, можно возразить, а что плохого в том, что он заменился на другой генофонд? Чем новый генофонд хуже старого? Сразу отвечаем: ничем не хуже. Генофонды и нельзя сравнивать в понятиях «хуже-лучше». Но наука обязана зафиксировать: генофонда не стало. Он заменён другим.

А давать этому «качественную» оценку - это уже дело общества. Дело науки бесстрастно констатировать - жив прежний генофонд или разрушен, или подменён новым. «Сменив свой лик
на лик чужой, Язык на говор не родной. Мы неприметно исчезаем...» (С. Бехтееев). Можно, конечно, не соглашаться с поэтом. Во-первых, у него «мы» - это мы прежние, мы - уходящего прошлого. Если же при этом не меняется наше этническое самосознание, и мы называем свой народ прежним именем, но отождествляем своё «мы» уже с новым обликом и с новым генофондом, то, конечно же, как согласиться с тем, что «мы» исчезаем? Просто поэт (и мы с ним) не хотим, чтобы эта подмена осуществлялась молча - надо знать, чем мы платим за наше «новое».

Этот пример показывает, что структура генофонда - самостоятельный и наиболее важный критерий сохранности генофонда. Он связан с демографической ситуацией и с отягощённостью наследственными заболеваниями. Но эта связь весьма сложна и неоднозначна.

Следовательно, неоднозначна интерпретация изменений в генофонде: как «отрицательных» или «положительных»; «полезных» для здоровья генофонда или же «вредных», угрожающих его существованию. Нельзя по этим двум внешним симптомам - демографии и наследственным болезням - определить состояние здоровья и устойчивость генофонда.

ИТОГИ

Самые разные аспекты изменений в генофонде можно рассматривать как позитивные или же
негативные в зависимости от авторских позиций и предпочтений. Поэтому и существует множество взглядов на проблему сохранности генофонда.
Научный, популяционно-генетический взгляд состоит в том, чтобы объективно оценить структуру генофонда и такие важнейшие свойства, как её устойчивость, степень её зависимости от демографических изменений, степень её влияния на груз наследственной патологии.

Но следующий шаг - толкование полученных данных в плане «благополучия/деградации» генофонда - уже попадает в зависимость от ценностных установок и системы взглядов толкователя.


отсюда